Красноярск
  • Сурикова, 12/6 — 2 этаж
  • Театр Оперы и балета 460 м
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

"- А что это за шаги такие на лестнице?
- А это нас арестовывать идут.
- А, ну-ну."

Шепот подошв врывается в атмосферу греховного праздника быстрее, нежели самый кончик носа, почуявший аромат старых книжных страниц, сухого вина и гастрономии. Во время обеденного перерыва воскресным ясным днем сюда, как будто, неспешно потянулись те, кто...

Показать целиком

"- А что это за шаги такие на лестнице?
- А это нас арестовывать идут.
- А, ну-ну."

Шепот подошв врывается в атмосферу греховного праздника быстрее, нежели самый кончик носа, почуявший аромат старых книжных страниц, сухого вина и гастрономии. Во время обеденного перерыва воскресным ясным днем сюда, как будто, неспешно потянулись те, кто позавчерашним вечером был исключительным гостем на балу из романа именитого сатирика: пожилая пара с чертовщинкой под дорогой оправой, шумные дети и компания молодых людей, что-то самозабвенно отмечавшая. Публика, мягко говоря, не моя.

"Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни — тишиной."

Нас встретили и поглотили эти высокие потолки, наряженные в громоздкие люстры, скрипучий пол и половики, мягкие кресла из теплого бархата, словно, тайком выкраденные из старых европейских гостиниц, из-под ворчливого пожилого библиотекаря, винные стеллажи и книги в твердом переплете.

Официант, широко улыбаясь, любезно подала меню и приняла сухо вымолвленный заказ. Мой рот упрямо молчал, но глазами я ловила каждый "вздох" этого уникального места. Никогда не бывая здесь прежде, я впервые жалела о несовершенном, о гордыне, что томно, без устали шепчет мне не переступать порог, возле которого так много людской молвы и шума. Я рассматривала зал, раскрашенный театральной кистью, обивку цвета карри, изумруда и бордо, нависающую над головой репродукцию картины Малевича, барную стойку, длинною в самый тяжелый рабочий полдень, и рукотворную, мне так хочется надеяться, кованую салфетницу.

"– Это водка? – слабо спросила Маргарита.
Кот подпрыгнул на стуле от обиды.
– Помилуйте, королева, – прохрипел он, – разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!"

Во время знакомства с заведением я, в большинстве своем, тщательно изучаю меню на оригинальность, грамотность и чувство меры, и заказываю простейшее, будучи уверенной в том, что истинный повар может раскрыть свой недюжинный потенциал, правильно приправив Оливье или яичницу. Руководствуюсь незыблемой традицией, скажу, что Цезарь и сэндвич с курицей были, на мой взгляд, идеальными, а драникам показаться таковыми воспрепятствовало время и невнимательность, некоторые из них сильно подгорели.

Стоимость блюд в основном меню, разнообразие крепкого и благородного алкоголя, обслуживание - все подкупает своей лаконичностью, но не ради хлеба единого стоит здесь оказаться. Меня сразил формат, размах и интерьер. Я с нескрываемой опаской и свойственным энтузиазмом ждала появления кота Бегемота, лениво выглядывающего из-под стула и промурлыкавшего "Ешь! Выпивай!" или призывающего стащить со стола вилку. Жалею, что этого так и не случилось:)

"Язык может скрыть истину, а глаза — никогда!"

Тот случай, когда у меня недостаточно слов, чтобы выразить свое восхищение от увиденного. Непременно вернусь сюда, чтобы забрать свою закатившуюся за полку с книгами душу.

  • 0

13 комментариев

Реклама не загрузилась